Молокане

Материалы к истории
Миретин А. В.

Анализ источников об истории молокан двух Пришибов в XIX столетии

Пару лет назад при изучении опубликованных материалов, связанных с историей возникновения села Золотухи Ахтубинского района Астраханской области,1 мне встретились публикации, в которых село Пришиб (на реке Ахтубе) представлялось крупным центром молоканства в Астраханской губернии XIX века. Однако, как показали более поздние изыскания, молокане проживали в XIX веке и в другом Пришибе (на реке Волге) и даже имели большую известность. В этой связи мною были обнаружены смешения историй молокан двух Пришибов в публикациях не только настоящего времени, но и позапрошлого столетия. Поэтому в данной статье предпринята попытка разграничить истории молокан указанных селений в XIX столетии.

Вероятно, что для современного читателя не вполне понятно, почему населённый пункт называется пришибом, и о каких Пришибах Астраханской губернии идёт речь. Слово «пришиб» означало в XIX веке яр при крутом повороте реки в колене,2 а яр — крутой, обрывистый берег реки.3 Что касается самих селений, то в данной статье рассматриваются:

  1. современный город Ленинск Волгоградской области, расположенный на берегу реки Ахтубы и который в 1861 году согласно статистическому сборнику Министерства внутренних дел Российской Империи был казённым селом Пришиб (в просторечье именовавшееся Пришибинским) Царевского уезда Астраханской губернии;4
  2. современное село Пришиб Енотаевского района Астраханской области, расположенное на правом берегу реки Волги и которое в вышеприведённом статистическом сборнике 1861 года указывалось как казённое село Пришибинское (в просторечье именовавшееся Голодяевкой) Енотаевского уезда Астраханской губернии.4

Во избежание путаницы в рамках данной статьи будем придерживаться названий данных населённых пунктов по состоянию на 1861 год: село Пришиб и село Пришибинское, в отношении которых приведём краткие исторические справки.

История села Пришиба замечательным образом представлена в «Приходской летописи села Пришиба, Царевского уезда», составленной в 1874 году приходским священником П. А. Бобровым. Поэтому воспользуемся данным источником для краткого изложения интересующих нас сведений. Автор полагал, что первопоселенцами Пришибинского городка были семьи экономических крестьян, переведённых из экономических деревень внутренних губерний по указу Екатерины II от 26 октября 1773 г.5 для размножения шелководства на шелковых заводах, находившихся при Царицине на реке Ахтубе. Какова была их численность — неизвестно. Однако известно, что же в 1787 году в Пришибе была построена часовня во имя Покрова Пресвятой Богородицы. А в 1788 году при проведении пятой ревизии пришибян было «500 душ мужского пола (и женского, вероятно, столько же)». Родиной их были селения Кирсановского уезда Тамбовской губернии. В 1838 году прибыло около пятидесяти выходцев из Рязанской губернии, в 1839–1840 гг. ещё около 150 душ обоего пола из Путивльского уезда Курской губернии. Всё это время, начиная с 1800 года, селение Пришиб относилось к Саратовской губернии. С образованием в 1836 г. города Царева село Пришиб было отнесено к вновь созданному Царевскому уезду Саратовской губернии, а в 1851 году Царевский уезд был передан Астраханской губернии.6 К 1861 году в казённом селе Пришибе Царевского уезда Астраханской губернии было 872 двора, в которых проживало более 7 тысяч жителей, была православная церковь, сельское училище и две ярмарки.7 К началу Первой мировой войны население села превысило 25 тысяч человек. В 1919 году село Пришиб было переименовано в Ленинск, а Царевский уезд в Ленинский уезд, который был присоединён к Царицынской губернии. В настоящее время в Ленинске проживает более 15 тысяч жителей.8

1-512x422
Современные город Ленинск и село Пришиб.

История села Пришибинского восходит к концу XVIII века, когда «15 человек волжских бурлаков, или лучше сказать — беглых людей, остались здесь зимовать, для чего вырыли себе общую землянку. В ту же зиму проезжал Астраханский губернатор., который узнавши от Ветлянинских казаков о существовании в здешнем месте сходцев, заехал к ним и объявил, что эта земля — казённая, и что, если они имеют желание, то могут привезти жён и детей и здесь селиться, и что паспортов с них никаких не спросят. Они изъявили желание и просили его позволения… Губернатор приказал жителям Никольским и Ветлянинским нарубить и привезти им из займища лесу, которого и было наволочено в достаточном количестве, так что каждый из них мог поставить себе отдельную лачужку и вызвать своё семейство».9 Это поселение в простонародье было прозвано «Голодяевкой», т. к. согласно преданию местные жители ходили просить милостыню в ближайшее село Никольское и казачью станицу Ветлянинскую, «где объявляли, что умирают с голоду».10 Его второе название «Пришибинское», возможно, появилось с прибытием семейств беглецов и было заимствовано от Пришиба на Ахтубе, т. к. один из беглецов признался, что имеет родственников в близлежащих от Пришиба селениях — Верхне-Ахтубинском и Средне-Ахтубинском.9

Новопоселенцы начали строиться, поэтому П. Г. Любомиров писал о Пришибинском, как о строящемся к 1803 году селении.11 А в 1806 году оно уже имело административный статус деревни (скорее всего, казённой), и было названо в одном из императорских указов «деревня Пришиб».12 Зимой 1807 года в Пришиб с разрешения министра внутренних дел переселилась большая партия однодворцев в количестве 254 душ из села Клеповки Павловского уезда и села Верхние Острожки Бобровского уезда Воронежской губернии. На это указывает не только содержание архивного дела министерства внутренних дел Российской империи,13 но и то, что с февраля месяца в метрических записях соседней казачьей станицы Ветлянинской за 1807 год появляются фамилии однодворцев из вышеуказанного селения Верхние Острожки: Бочарников, Печенкин, Суриков, Старков, Вашутин, Лепехин, Каширской, Донской.14 Кроме того, в 1807 году максимального значения достигло число крещённых в Ветлянинской станице младенцев из Пришибинского селения и составило 30 душ, о чем свидетельствуют метрические записи указанной станицы за 1801–1812 гг.14 (см. таблицу). Эти же данные свидетельствуют также о том, что до переселения однодворцев из Воронежской губернии в Пришибинском селении не было ни церкви, ни молитвенного дома (поэтому и ездили крестить детей в соседнюю казачью станицу, находившуюся в 12 верстах). Резко уменьшившееся значение крещённых до четырёх душ в 1808-м и до нуля в 1809-м и последующих годах может говорить о том, что в Пришибинском селении был построен молитвенный дом. Другим подтверждением тому могут служить метрические записи данного селения, начинающиеся с 1809 года.7 Первую деревянную церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы было разрешено построить в Пришибинском селении 8 июня 1828 года, а 8 сентября 1836 года она была освещена.9 К 1861 году это уже было казённое село Пришибинское Енотаевского уезда Астраханской губернии, в котором насчитывалось 242 двора, 1832 жителя, православная церковь, три ярмарки и рыбный завод.7 По состоянию на 1 июня 2010 года в селе Пришиб Енотаевского района Астраханской области проживало 1290 человек из них в трудоспособном возрасте 770 человек.10

Таблица. Количество крещенных младенцев в Николаевской церкви казачьей станицы Ветлянинской Енотаевского уезда

год крещены, всего из станицы Ветлянинской из станицы Грачевской из селения Пришибинского
1801 24 24 0 0
1802 33 21 4 8
1803 19 7 5 7
1804 34 26 4 4
1805 31 23 0 8
1806 26 15 1 10
1807 58 28 0 30
1808 26 22 0 4
1809 23 23 0 0
1810 18 18 0 0
1811 17 17 0 0
1812 26 26 0 0

Теперь перейдём к анализу библиографических источников, исследующих историю молокан двух Пришибов и имеющих в Интернете свободный доступ:

  1. Ливанов Ф. В. Раскольники и острожники: очерки и рассказы, 1870–1873 гг.;1516
  2. Дмитриевский А. О состоянии сектантства в Астраханском крае в царствование Александра Благословенного, 1878 г.;17
  3. К истории сектантства в Астраханской губернии, 1891 г.;1819
  4. Дьяконов А. К истории сектантства в пределах Астраханской епархии, 1912–1914 гг.;202122
  5. Львов А. Л. Дело о караимских молитвенниках;23
  6. Львов А. Л. Русские иудействующие: краткий очерк;24
  7. Редькина О. Ю. Старое русское сектантство на Нижней Волге и Дону в XVIII–XX вв.25

В многотомном сборнике очерков и рассказов о раскольниках и острожниках Ф. В. Ливанова имеются материалы, посвященные как Пришибу, так и Пришибинскому. Во втором томе в XV главе автор излагает свое видение истории астраханских молокан. Он начинает её с села Пришиб, отводя ведущую роль в этом деле Семёну Уклеину — молоканскому проповеднику, посетившему, по утверждению автора, Пришиб в 1770-х годах. Проанализируем несколько ключевых мест их его рассказов про Пришиб, т. к. впоследствии другие авторы пользовались ими как первоисточниками. На стр. 318 Ливанов пишет: «В каких местах Астраханской губернии и сколько лиц обратил Уклеин в молоканство во время своего путешествия, за недостатком источников, мы точных указаний сделать не можем, но достоверно то, что в селе Пришибе (ссылка № 14) Царевского уезда он имел немалый успех (ссылка № 15)».15 В ссылке № 14 приводится авторское описание географического местоположения села Пришиба, и она, как видим, не имеет отношения к молоканству. Ссылка № 15 относится к архивному делу 1849 года «О саратовских раскольниках… и о прекращении переселения раскольников в Закавказский край».26 Как же в деле 1849 года могло описываться путешествие Уклеина в 1770-х годах? Скорее всего, в деле могли быть только воспоминания стариков о самом Уклеине или о его визите в Пришиб. Следовательно, слова «достоверно известно» опираются лишь на воспоминания жителей Пришиба. Соответственно возникают обоснованные сомнения не только относительно того, имел ли Семён Уклеин «немалый успех» в Пришибе, но и самого его пребывания в данном селении в те годы! Так, по словам Боброва, старики — пришибяне говорили ему в откровенных беседах, что еще их отцы заразились молоканством на родине (т. е. в Кирсановском уезде Тамбовской губернии!) и рассказывали про Уклеина — их родоначальника на родине!6 Таким образом, вместо фактов Ливанов приводит в своей книге давние воспоминания местных жителей насчет немалого успеха Уклеина в селе Пришиб. Далее на стр. 319 автор пишет: «Что же касается села «Пришиб», то оно состояло во время прибытия в оное Уклеина из казаков и беглых людей разных губерний, кои и были первыми слушателями нового учения Уклеина…».15 Данный тезис также не подкреплен ни фактами, ни аргументами, поэтому его можно считать авторским предположением. Кстати, Бобров писал, что о первопоселенцах до 1788 года нет никаких данных.6 Далее на той же странице у Ливанова читаем: «По переселении на Ахтубу молокан Тамбовских, село «Пришиб» сделалось корнем молоканства Ахтубинского и уважаемою местностью по воспоминанию о личном пребывании здесь Уклеина и насаждению им первых семян молоканства…».15 Данный тезис также не подкреплен ни фактами, ни аргументами, поэтому его можно считать авторским предположением. Хотя со словосочетанием «тамбовские молокане» можно согласиться, исходя из вышеприведенных воспоминаний старожилов из книги Боброва. Насчет «корня молоканства» тоже нет никаких фактов и аргументов. Слова «по воспоминанию о личном пребывании» должны означать использование автором источника, содержащего воспоминания Уклеина о своем путешествии. Однако никаких ссылок на этот счет в тексте не приводится. Следующий тезис: «С того времени Пришибинские молокане играли важную роль среди молокан Астраханских до позднейших времен и подавали правительству за всех молокан Астраханских одно за другим «исповедание веры», из которых (ссылка № 20) одно мы приведем ниже».15 Данная ссылка относится не к роли Пришиба, а к конкретному документу — «исповеданию веры» (приводимому ниже), которое взято из архивного дела МВД № 20 под названием «О мелитопольских переселенцах и о назначении для духоборцев по 15 десятин земли».27 Т. е. тезис о «важной роли» также остался необоснованным. Хотя, если принять во внимание сведения о количестве молокан в Пришибе, приведенные в очерке Боброва (например, 784 чел. в 1807 г. и 2984 чел. в 1874 г.6), то, пожалуй, можно согласиться с важной ролью молокан данного селения. На стр. 319 и 320 говорится о том, что «в 80-х годах, когда привлекательные и выгодные для молокан места Астраханской губернии сделались известны им чрез Уклеина в губерниях: Тамбовской, Воронежской и Рязанской, то молокане сих губерний, с позволения и без позволения начальства, стали переселяться на р. Ахтубу и Алтату (ссылка № 21) и образовывать хуторские поселения среди поросших глухими кустарниками озер., так что в 90-х годах XVIII столетия по берегам рек Ахтубы и Алтаты виднелись уже многие поселения молокан (ссылка № 23)».15 Ссылка № 21 — про реки, а ссылка № 23 — архивное дело МВД без номера за 1803 год. В описи 195 за этот год имеется только одно дело (№ 1), которое называется «Доносы на Тамбовское губернское начальство о притеснении духоборцев».28 Т. е. в доносах на Тамбовское начальство в 1803 г. указывалось на наличие большого количества молоканских селений в 1780–1790-х годах в Астраханской губернии?! Вряд ли. Тогда получается, что слова в данном тексте о переселении с 1780-х годов молокан указанных губерний на берега рек Ахтубы и Алтаты и об образовании там хуторских поселений являются необоснованным суждением автора. На стр. 323–324 Ливанов пишет: «Как велико было количество молокан в астраханском крае в прошедшее XVIII столетие, мы не имеем точных указаний, но полагать надобно, что количество их с переселившимися из внутренних губерний было довольно значительное, что можно заключить, между прочим по тому факту, что в первом десятилетии нынешнего XIX столетия …в одном селе Пришибе значилось молокан 772 души обоего пола (ссылка № 46)».15 Ссылки № 46 относятся к архивному делу, в содержании которого записано: «По отношению Статс-Секретаря Молчанова о препровождении всеподданнейшей просьбы поверенных Лопоносова и Суркова от 4 душ духоборцев, желающих переселиться в Бессарабию. Здесь же о переселении духоборцев на Молочные воды и переписка по просьбе однодворцев Левашевых».29

2-464x512
Содержание архивного дела № 18 за 1811 г. (РГИА, ф-1284, о. 195).

Страницей ранее эта ссылка приводилась в отношении селений Черноярского уезда Астраханской губернии! В тексте приводятся наименования селений этого уезда, и, судя по содержанию архивного дела, речь идёт о духоборцах — молоканах именно из этих селений!!! Т. е. Пришиб здесь ни при чем?! Что касается указанной численности молокан в Пришибе, то с этим можно согласиться, т. к. Бобров пишет о 784 молоканах в этом селе в 1807 году.6

В четвёртом томе в XX главе Ливанов продолжает свой рассказ об астраханских молоканах. На стр. 424 он упоминает пришибинских молокан, не указывая, из какого они селения: Пришибинского или Пришиба. И далее на этой же странице он продолжает: «Когда стали молоканам препятствовать исповедовать своё учение, то чрез поверенных Лопоносова и Суркова они просили в 1811 году Министра Внутренних дел (ссылка № 4) дозволить им переселиться в Бессарабскую область, в чем по случаю военных действий с Франциею им было отказано».16 Ссылка № 4 относится к вышеуказанному архивному делу 1811 г. № 1829, которое во 2-м томе указывалось в контексте молоканских селений Черноярского уезда! А контекст самой фразы подразумевает, что препятствовали исповедовать своё учение и затем не разрешили переселиться молоканам именно из Пришиба!!! Дальше — больше… Абзац был продолжен следующим предложением: «Оставшись в Астраханском крае, Молокане развивали своё учение чрез своих наставников и толковников, чем естественно тревожили духовные власти. Так преосвященный Авраамий. Архиепископ Астраханский и Кавказский (ссылка № 5), жаловался [Астраханскому] гражданскому губернатору на усиление между жителями Енотаевского уезда «Пришибинского селения» молоканской секты, распространяемой наставниками того села однодворцами: Дементием Суриковым, Николаем Степановым и Сергеем Бабаниным».16 Как видим в самом тексте есть прямое указание на Пришибинское селение именно Енотаевского уезда! И ссылка № 5 относится к архивному делу 1823 г. № 20, в содержании которого написано: «По донесению исправляющего должность Астраханского гражданского губернатора об иконоборческой секте в Енотаевском уезде, составленной однодворцами Суриковым, Степановым и Бабаниным и Лепехиным и о поступке священника Петрова».30 И далее до конца главы Ливанов подробно описывает обстоятельства этого дела про молокан Пришибинского селения!!! После прочтения XV главы 2-го тома и XX главы 4-го тома сложилось впечатление, что Ливанов не увидел различия между сёлами Пришибинским и Пришибом!

Далее проведём анализ статьи Дмитриевского «О состоянии сектантства в Астраханском крае в царствование Александра Благословенного» составленной на основе архивных документов Астраханской духовной консистории за период 1821–1824 гг. и опубликованной в 1878 году в журнале «Астраханские епархиальные ведомости».17 Следует отметить, что в отличие от Ливанова Дмитриевский, посвящая свою статью астраханским молоканам, сосредотачивает своё внимание на молоканах преимущественно Енотаевского уезда, подчёркивая ведущую роль Пришибинского селения: «В первой четверти настоящего [XIX-го] столетия астраханские молокане в тех же почти сёлах, в каких они и доселе существуют [т. е. в 1870-х годах]. Селение Пришиб стоит во главе всех молоканских поселений, за ним следовали селения: Сасыкольское, Солодники, Селитренное и Харабали».17

3-512x419
Молоканские селения на современной карте.

Он также пишет о молоканах Пришибинского селения как ранее упомянутых (Суриков, Степанов, Бабанин), так и о других (Лепёхин, Каширский). При этом Дмитриевский, рассказывая о молоканах в Астраханском крае, ни разу не упоминает в своей статье молоканские селения Царевского уезда, в т. ч. и Пришиба. Возможно, это объясняется указанным периодом использованных документов, когда Пришиб относился ещё к Саратовской губернии.

Следующий источник — это статья «К истории сектантства в Астраханской губернии», опубликованная в 1891 году в журнале «Астраханские епархиальные ведомости», большая часть которой (№№ 12–13) посвящена молоканам села Пришиба.1819 Обзор истории пришибинских молокан построен на основе материалов второго тома Ливанова «Раскольники и острожники»15 и статьи Боброва «По поводу статьи «Несколько слов о пришибинских сектантах»31 и охватывает период с 1770-х годов по 1860-е годы.

Теперь перейдём к анализу серии статей А. Дьяконова «К истории сектантства в пределах Астраханской епархии», опубликованной в 1912–1914 годах в журнале «Астраханские епархиальные ведомости». Статья в №№ 20–21 1912 года посвящена обзору распространения молокан (называемых иудействующими) в близлежащей местности Пришиба, сначала в Царевском и Черноярском уездах Астраханской губернии.20 В № 22 автор приводит без всяких ссылок сведения о наличии иудействующих к началу 1870-х годов в четырех уездах Астраханской губернии: Царевском, Черноярском. Енотаевском и Астраханском. При этом автор отмечает, например, что в Пришибе Царевского уезда иудействующие появились в начала 1860-х годов, а Пришибинском селении Енотаевского уезда — с 1816 года. Далее автор (опять же без каких-либо ссылок) приводит «официальные сведения о количестве иудействующих и молокан-субботников в разные годы в том или другом пункте Астраханской епархии». Так в Пришибе Царевского уезда он указывает: в 1843 году — 3 души женского пола, а в 1860-м — 40 душ мужского и 16 женского пола. А в Пришибинском селе Енотаевского уезда — в 1816 году — 14 душ обоего пола, в 1824-м — всего 80 душ: 37 мужского пола и 43 женского пола, а в 1825-м — уже 126 душ: 68 мужского пола и 58 женского пола.21 Что касается приведённых данных относительно Пришиба, то они никак не согласуются с данными, указанными в статьях Боброва.631 Например, в Пришибе в 1860-м году, по сведениям П. Боброва, насчитывалось 1796 молокан обоего пола.6 Может Дьяконов под термином «иудействующие» понимал новую секту молокан, которая, по словам Боброва, возникла в Пришибе в 1862–1863 годах под названием «субботничествующих или иудействующих»31 и указывал её численность? Могло быть и так. Что касается Пришиба Енотаевского уезда, то приведённые данные, как увидим далее, не соответствовали действительности: появление первых молокан там следует отнести ко времени переселения однодворцев из вышеуказанных сёл Воронежской губернии, т. е. к 1807 году. Иудействующим в селе Пришибе Енотаевского уезда Дьяконов посвятил отдельный параграф в своей статье в № 14 за 1913 год, в котором, по сути, была пересказана история Пришибинских молокан, изложенная Ливановым в 4-м томе. А начал он эту историю так: «В 1816 году секта иудействующих открылась в селе Пришибе Енотаевского уезда. Распространителями её были Дементий Суриков, Сергей Бабанин и Николай Степанов. В этом году местный священник сообщил через Енотаевского благочинного Владыке, что в его приходе прежде никакого в прихожанах раздора и раскола не было, а ныне с начала года он довольно уверился от прихожан, что весь дом однодворца Дементия Сурикова,. от святой церкви отпали и идут путём жидовским… Всех отпавших насчитывалось 14 душ обоего пола».22

Теперь перейдем к анализу современных источников, в которых упоминались молокане из Пришибов Астраханской губернии.

В своей статье «Дело о караимских молитвенниках» А. Л. Львов, давая историческую справку об иудействующих Астраханской губернии XIX века, рассматривает молоканские селения Царевского уезда Астраханской губернии, в т. ч. и село Пришиб: «На территории Царевского уезда Астраханской губернии — в сёлах Балыклей и Быково, расположенных на левом берегу Волги, а также в долине р. Ахтубы: в сёлах Пришибе, Заплавном и в маленьком уездном городке Цареве — сектанты селились с конца XVIII — начала XIX вв. Сюда, в глухие по тем временам заволжские края уходили из Воронежской губернии, спасаясь от преследований, и молокане-субботники: Сапунковы из села Мечетки, Шишлянниковы из Новой Чиглы, Бочарниковы из Клеповки и Гвазды, и другие».23 В данном контексте автор цитирует далее донесение Воронежского губернатора в министерство внутренних дел от 14 мая 1806 г.: «На сих днях поступила ко мне просьба секты сей однодворцев сел Клеповки и Гвазды Антона Рогова и Алексея Бочарова, которые описывая оне настоящее их в таковом суеверии положение, и что по разноверию их принуждаются от жителей тех селений чувствовать различные укоризны и притеснения, а посему во избежание дальнейших могущих произойти от того им обид и угнетений, желают с семействами своими в числе пятидесяти семи душ состоящими переселиться из Воронежской в Астраханскую губернию», ссылаясь при этом на архивное дело № 11 1806 года.23 На сайте Российского государственного исторического архива (РГИА) открываем в фонде 1284 опись 195 и в содержании указанного дела читаем: «По представлению Воронежского Гражданского Губернатора Солнцева об однодворцах Павлоградского уезда в сёлах Клеповки и Гвазды открывшихся в Моисеевой секте и просящих переселиться в Астраханскую губернию».32

4-512x274
Содержание архивного дела № 11 за 1806 г. (РГИА, ф-1284, о. 195).

Затем Львов, ссылаясь на вышеуказанное архивное дело, цитирует предписание министра внутренних дел Воронежскому губернатору от 24 июля 1806 г.: «Рассматривая отношение Вашего Превосходительства от 30 числа Июня, о желании однодворцев уездов: Павловского, села Клеповки, и Бобровского, села Верхних Острожков, Козловка тож переселиться Астраханской губернии в селение Пришибинское, и не находя никаких препятствий… я прошу вас, Милостивый Государь мой, немедленно дозволить им отправиться в путь, … наблюдая однако ж, чтоб в числе идущих из села Клеповки не было таких, о коих вы в мае месяце писали, что придерживаются Моисеева закона».23 В этой цитате приводится название селения Астраханской губернии — Пришибинское, но автор не указывает уезд, подразумевая, очевидно, в данном контексте ранее упомянутый Царевский уезд. Пребывая в данной уверенности, автор далее по тексту заявляет следующее: «Так или иначе, в 1806 г. крестьяне сел Козловки, Гвазды и Клеповки в количестве 254 душ переселились в с. Пришиб Астраханской губернии (ссылка № 11), а в 1807 г. в этом селе от обязательной исповеди впервые отказались 784 человека (120 дворов), объявивших себя молоканами (ссылка № 12)».23 Ссылка № 12 относится к Приходской летописи села Пришиба именно Царевского уезда. А вот ссылка № 11 преподносит удивительный сюрприз! Опять же на сайте РГИА открываем в том же фонде ту же опись и в содержании указанного дела № 12 читаем: «По представлению Воронежского Гражданского Губернатора Солнцева о желании однодворцев уездов Павловского села Клеповки и Бобровского Верхних Острожков 254 душ переселиться в Астраханскую губернию Енотаевского уезда в селение Пришибинское».13

5-484x512
Содержание архивного дела № 12 за 1806 г. (РГИА, ф-1284, о. 195).

Ключевым в этом содержании является название уезда. Это означает, что ранее приведённая переписка Воронежского губернатора и министра внутренних дел касалась переселения однодворцев Павловского и Бобровского уездов в Пришибинское селение не Царевского, а Енотаевского уезда! Именно на Волгу, а не на Ахтубу переселились после 24 июля 1806 г. однодворцы из сёл Козловки, Гвазды и Клеповки в количестве 254 душ обоего пола! Кстати сказать, Царевский уезд вместе с селом Пришибом до 1851 года находился в составе Саратовской, а не Астраханской губернии. Следовательно, в анализируемой статье Львова было допущено, казалось бы, географическое несоответствие. Однако подлинное значение выявленного несоответствия заключается в том, что оно свидетельствует о переселении молокан из указанных сёл Воронежской губернии в Пришиб Енотаевского уезда!

Кратко отметим ещё одну публикацию по исследуемой теме — это статья Редькиной О. Ю. «Старое русское сектантство на Нижней Волге и Дону в XVIII–XX вв.», опубликованная в 1999 году.25 В данной статье не представлены сведения об истории молоканских сел Енотаевского уезда вообще и села Пришибинского, в частности. А история молокан Пришиба, пожалуй, несколько искажена за счёт необоснованных авторских вставок во вторичный цитируемый материал. Например, без всяких ссылок Редькина пишет: «Хотя точное количество лиц, обращённых Уклеиным в молоканство во время его путешествия по Астраханской губернии, указать невозможно из-за отсутствия источников, но абсолютно достоверным является успех его проповедей в селе Пришиб на р. Ахтубе, где им была основала первая община молокан».25 Нетрудно догадаться, что данная фраза очень похожа на цитату из статьи «К истории сектантства в Астраханской губернии», опубликованной в 1891 году в журнале «Астраханские епархиальные ведомости»: «В каких местах Астраханской губернии и сколько лиц обратил Уклеин в молоканство во время своего путешествия, за недостатком источников, мы точных указаний сделать не можем, но достоверно то, что в селе Пришибе Царевского уезда он имел немалый успех».18 Но автор той статьи поставил ссылку и указал первоисточник: 2-й том Ливанова «Раскольники и острожники».25 Современный же автор составляет «свой» текст путём добавления незначительных деталей к сокрытому оригиналу: вместо «достоверно» пишется «абсолютно достоверно», и придумываются слова об основании Уклеиным первой общины молокан в селе Пришиб на р. Ахтубе.

Подведём итоги проведённого анализа.

  1. В первой половине XIX веке молокане жили в обоих Пришибах: селе Пришибинском Енотаевского уезда Астраханской губернии и в селе Пришиб сначала Царицынского, а затем Царевского уезда Саратовской (а с 1851 года — Астраханской) губернии.

  2. К убедительным, по нашему мнению, библиографическим источникам, содержащим сведения об истории молокан села Пришибинского Енотаевского уезда можно отнести:

    • Ливанов Ф. В. Раскольники и острожники: очерки и рассказы. Том IV. Изд. 1-е. СПб, 1873.
    • Дмитриевский А. А. О состоянии сектантства в Астраханском крае в царствование Александра Благословенного // Астраханские епархиальные ведомости, 1878, № 22.
    • Дьяконов А. К истории сектантства в пределах Астраханской епархии // Астраханские епархиальные ведомости, 1912, № 22.
    • Дьяконов А. К истории сектантства в пределах Астраханской епархии // Астраханские епархиальные ведомости, 1913, № 14.
  3. К убедительным, по нашему мнению, библиографическим источникам, содержащим сведения об истории молокан села Пришиба Царевского уезда можно отнести:

    • Бобров П. А. Приходская летопись села Пришиба, Царевского уезда // Труды Астраханского Губернского статистического Комитета. Вып. 4;
    • Бобров П. А. По поводу статьи «Несколько слов о пришибинских сектантах» // Астраханские епархиальные ведомости, 1877, № 38, с. 4–12.
    • Ливанов Ф. В. Раскольники и острожники: очерки и рассказы. Том II. Изд. 1-е. СПб, 1870;

В заключении хотелось бы отметить, что практическое значение данной статьи заключается в возможности использования отобранных источников для изучения истории молокан двух Пришибов Астраханской губернии в XIX столетии.
Александр Васильевич Миретин,
23 ноября 2017 г., гор. округ Бор Нижегородской области


  1. Миретин А. В. История возникновения и становления современного села Золотухи Ахтубинского района Астраханской области: статья // http://kazaksbugra.ru/istoriya-vozniknoveniya-zolotuhi-zolotuhin-yar-zolotuhino-zolotushino-zolotuhinskoe-zolotushinskoe.html 

  2. Самойлов К. И. Морской словарь. — М.-Л.: Гос. Военно-морское Изд. НКВМФ СССР, 1941 

  3. Толковый словарь Ушакова. Д. Н. Ушаков. 1935-1940. 

  4. Списки населённых мест Российской империи: Астраханская губерния. — Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел. — СПб, 1861. 

  5. Указ Именной, данный Межевой Сената Экспедиции от 26 октября 1773 г. № 14050 «О переведении к находящимся при Царицине на реке Ахтубе шелковым заводам, для размножения шелководства, 1300 семей из экономических деревень; об отмежевании им земли для хлебопашества и разведения тутовых дерев и о нераздаче никому из остающихся за … их земель, способных к шелковому производству» // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Первое. Том XIX. 1770–1774 гг. — Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, СПб, 1830. 

  6. Бобров П. А. Приходская летопись села Пришиба, Царевского уезда // Труды Астраханского Губернского статистического Комитета. Вып. 4. 

  7. ГААО, Фонд ф-643, о. 1, с. Пришиб, д. 1 «Метрические записи о родившихся и умерших в 1809 году» (1809–1836 гг., станица Ветлянинская). 

  8. Ленинск (Волгоградская область): Материал из Википедии — свободной энциклопедии // https://ru.wikipedia.org/wiki/Ленинск_(Волгоградская_область

  9. ГААО, ф-32, о. 1, д. 282 «Сведения о первом заселении местностей Астраханской губернии». 

  10. Пришибинский сельсовет: общие сведения // https://mo.astrobl.ru/prishibinskijselsovet/obshchie-svedeniya (13.11.2017) 

  11. Любомиров П. Г. О заселении Астраханской губернии в XVIII веке / Проф. П. Любомиров. — Астрахань: Астраханск. губ. план, 1926. 

  12. Указ Именной, данный Сенату от 19 мая 1806 года № 22135 «О назначении земель калмыкам и другим кочующим народам в Губерниях астраханской и Кавказской» // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Первое. Том XXIX. 1806–1807 гг. Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, СПб, 1830. 

  13. РГИА, ф-1284, о. 195, 1806 г. д. 12. «По представлению Воронежского Гражданского Губернатора Солнцева о желании однодворцев уездов Павловского села Клеповки и Бобровского Верхних Острожков 254 душ переселиться в Астраханскую губернию Енотаевского уезда в селение Пришибинское». 

  14. ГААО, Фонд ф-644, о. 1, д. 1а «Метрические записи о родившихся, бракосочетавшихся и умерших за 1836 г.» (1801–1836 гг., станица Ветлянинская). 

  15. Ливанов Ф. В. Раскольники и острожники: очерки и рассказы. Том II. Изд. 1-е. СПб, 1870. 

  16. Ливанов Ф. В. Раскольники и острожники: очерки и рассказы. Том IV. Изд. 1-е. СПб, 1873. 

  17. Дмитриевский А. А. О состоянии сектантства в Астраханском крае в царствование Александра Благословенного // Астраханские епархиальные ведомости, 1878, № 22. 

  18. К истории сектантства в Астраханской губернии// Астраханские епархиальные ведомости, 1891, № 12, с. 261–268. 

  19. К истории сектантства в Астраханской губернии// Астраханские епархиальные ведомости, 1891, № 13, с. 269–274. 

  20. Дьяконов А. К истории сектантства в пределах Астраханской епархии // Астраханские епархиальные ведомости, 1912, №№ 20–21. 

  21. Дьяконов А. К истории сектантства в пределах Астраханской епархии // Астраханские епархиальные ведомости, 1912, № 22. 

  22. Дьяконов А. К истории сектантства в пределах Астраханской епархии // Астраханские епархиальные ведомости, 1913, № 14. 

  23. Львов А. Л. Дело о караимских молитвенниках // http://lvov.judaica.spb.ru/case.shtml (07.04.2015). 

  24. Львов А. Л. Русские иудействующие: краткий очерк (ч. 1) // http://eajc.org/page18/news19584 (07.04.2015). 

  25. Редькина О. Ю. Старое русское сектантство на Нижней Волге и Дону в XVIII–XX вв. // Геоэкономические и этнокультурные особенности хозяйственного развития Прикаспия и Приазовья в XVIII–XX вв.: Сборник научных статей. Волгоград: изд-во Волгогр. ун-та, 1999. 

  26. РГИА, ф-1284, о. 204, 1849 г. д. 278 «О саратовских раскольниках… и о прекращении переселения раскольников в Закавказский край». 

  27. РГИА, ф-1284, о. 195, 1816 г. д. 20. «О мелитопольских переселенцах и о назначении для духоборцев по 15 десятин земли», в 3-х томах. 

  28. РГИА, ф-1284, о. 195 1803 г. д. 1. «Доносы на Тамбовское губернское начальство о притеснении духоборцев». 

  29. РГИА, ф-1284, о. 195, 1811 г. д. 18 «По отношению Статс-Секретаря Молчанова о препровождении всеподданнейшей просьбы поверенных Лопоносова и Суркова от 4 душ духоборцев, желающих переселиться в Бессарабию. Здесь же о переселении духоборцев на Молочные воды и переписка по просьбе однодворцев Левашевых». 

  30. РГИА, ф-1284, о. 195, 1823 г., д. 20 «По донесению исправляющего должность Астраханского гражданского губернатора об иконоборческой секте в Енотаевском уезде, составленной однодворцами Суриковым, Степановым и Бабаниным и Лепехиным и о поступке священника Петрова». 

  31. Бобров П. А. По поводу статьи «Несколько слов о пришибинских сектантах» // Астраханские епархиальные ведомости, 1877, № 38, с. 4–12. 

  32. РГИА, ф-1284, о. 195, 1806 г. д. 11. «По представлению Воронежского Гражданского Губернатора Солнцева об однодворцах Павлоградского уезда в сёлах Клеповки и Гвазды открывшихся в Моисеевой секте и просящих переселиться в Астраханскую губернию». 

Опубликовано 23.11.2017 г.

См. публикации автора: